slovo13 Словохотов Андрей (slovo13) wrote,
slovo13 Словохотов Андрей
slovo13

Будни оккупации...

Оригинал взят у allin777 в Будни оккупации...
Из доклада, подготовленного комиссией Казахского крайкома ВКП(б), "Об итогах выполнения директив ЦК и крайкома ВКП(б) об исправлении перегибов, допущенных в период весенней кампании 1929–1930 г."

06.08.1930

Совершенно секретно


Отдельные издевательства над людьми в период 1929–1930 г. К концу кампании, когда темп хлебозаготовок ослабевал, местные работники искали способы к оживлению заготовок. В отдельных районах примитивно мыслящие люди находили разрешение затруднений в издевательствах над крестьянами. Не только кулаков, но даже и середняков сажали в холодные амбары и, чтоб было более мучительно, раздевали и оставляли на целую ночь под железной крышей в большие морозы. Это можно иллюстрировать рядом следующих фактов:

1. В Азатском р. Акмолинского окр. проводили план заготовок так, что обложили бедняков подворными заданиями, а потом за невыполнение избивали их, купали в холодной воде (см. приговор по азатскому делу).

2. В Калининском р. Алма-Атинского окр. (с. Чемолган) был объявлен «черный бойкот». 22 хозяйствам были забиты окна и разрешалось выходить только ночью за дровами и водой.

3. В Аккемирском р. Актюбинского окр. уполномоченный Позднов предложил «устроить кулаку такой тарарам, чтобы все ходило в доме, а если будет кричать, то налить в глотку керосину и зажечь». Его наказ был выполнен. Создали бригаду и с черным флагом и ведром нефти выступили на улицу. Заходили в дом кулаков, по пути задели двух бедняков, смазали людей нефтью, смазали стены, снимали иконы и т.д.

4. В Илекском р. того же округа было арестовано около 200 бедняков и середняков-казахов за несдачу хлеба. Эти казахи-скотоводы хлеб никогда не сеяли. Доходило до того, что беднякам одевали на шею веревку, инсценируя повешение. Обливали холодной водой и по несколько дней держали арестованных в холодных сараях.

5. В Коряковском р. Павлодарского окр. председатель сельсовета Усков и уполномоченный РИКа по хлебозаготовкам Катанов при участии частного гр-на Богдашина издевались над батраком Нагуманом, и как издевались. Батрак Нагуман служил когда-то у кулака Бородихина. Усков и Катанов, предполагая, что у кулака Бородихина есть зарытый в яме хлеб, начали об этом допрашивать Нагумана. Батрак заявил, что он об этом ничего не знает. Поехали произвести обыск у кулака Бородихина, ничего не нашли. Потом привезли батрака (а не кулака Бородихина) в сельсовет и там снова его начали пытать. Его раздели до нательного белья, железом били ему пятки, привязывали голову к ногам, выбрасывали голого в холодные сени, давили его за горло, добиваясь показания, где находится спрятанный кулацкий хлеб. Не добившись результатов, одели Нагумана и все трое повезли его на квартиру председателя сельсовета Ускова, где пытка продолжалась: батрака толкали в бок, били в подбородок, угрожали забить в пятки гвоздь, а затем посадили на лошадь, закрыли глаза малахаем и поехали продолжать экзекуцию на реку Иртыш. Подъезжая к реке, Богдашин открыл глаза Нагуману и сказал: «Смотри, куда пойдешь, на Омск, рыбу ловить». На реке пробили замерзшую прорубь и трижды окунули батрака в нее головой, всякий раз отскакивая, когда он начинал захлебываться водой. Батрак умолял не мучить его, просил прикончить разом, но эти звери в образе людей были неумолимы. Они привезли его домой к Ускову, там еще избили и только потом чуть тепленького отпустили.

Все это обвиняемые чистосердечно признали и заявили, что они поступили так во имя выяснения, куда кулак Бородихин спрятал хлеб. Усков и Катанов члены ВКП(б).

6. В Джвалинском р. Сыр-Дарьинского окр. один бай был подвергнут репрессии. Имущество его было отобрано. Уполномоченный по хлебозаготовкам (мугаллим1) предложил батраку этого бая раскрыть ему все секреты бая и указать, где скрыто имущество. И когда батрак заявил, что он ничего не знает, уполномоченный взял «альчики» (косточки бараньи), нанизал их на веревку и этой веревкой обтянул сначала голову, а потом бедра батраку (сначала связывают, а потом закручивают со всей силой при помощи палки) так, что после этой истории батрак упал без сознания и пролежал больным целых 1,5 мес.

7. В Арык-Балыкском р. организованная профсоюзом бригада в составе 9 чел. вызывала контрольщиков в народный дом и там избивала их при допросе.

8. В Акмолинском окр. применение мер физического насилия тоже широко было распространено. Вот выдержка [из] одного из приговоров по такого рода делам (приговор окружного суда от 1 января 1930 г.): «Чумаков и Сартаков были уполномоченными по хлебозаготовкам в с. Н.-Гергиевском и в период с конца ноября до 10 декабря, то есть в момент объявления двухнедельного ударника, не найдя тех форм общественной работы, которые сплотили бы бедняка и середняка против кулачества, для нажима на выполнение подворных планов, исходя из неверного взгляда, что в этом селе получилось сращивание бедняка с кулаком, перешли к голым административным методам заготовок. В силу этого они при штабе организовали систему физического воздействия по отношению к несдатчикам в виде сажания в холодный амбар или другое холодное помещение, чтоб добиться запродажи хлеба. Дело дошло даже и до того, что были посажены не только кулаки-подворники, но и бедняки: Харченко Мартемьян за несдачу 2 пуд. хлеба, Кремнев Семен — 2 пуд. и Белокопыльский Иван — 1,5 пуда...2» В приговоре дальше указывается, что за это же сажали и других бедняков, как Гричуха Александр, Берлин Ефим, Пильчек Михаил. Сажали бедняков даже и тогда, когда по первому вызову они почему-либо не являлись в штаб.

Этих примеров достаточно, чтоб характеризовать положение по части тех мер, которые придумывали местные работники для понуждения к сдаче хлебоизлишков. Издевательства имели место во всех округах Казахстана.

Другие виды заготовок: шерсть, мясо, утильсырье, хлопок. При проведении других видов заготовок безобразий было не меньше. Большие извращения по шерстозаготовкам мы имели в Гурьевском окр., где требования на сдачу шерсти достигали до пуда с одного барана. В Гурьевском окр. сейчас работает комиссия НКЮ, материалы которой не получены.

По линии заготовки хлопка и шерсти в казахских районах дело доходило до того, что казахов заставляли распарывать ватные одеяла, трепать на шерсть кошмы и т.п. и т.д.

Даже план сбора утильсырья в отдельных районах был доведен до двора. Например, прокурор при НКЮ т. Кайбалдин из Илийского р. сообщил: «Все регламентировалось контрольными цифрами и принципами разверстки. Устанавливалась подворная норма утильсырья — по 2 пуда костей и по 1 собачьей шкурке». Казахстанским райсоюзом за подписью Решетняк была дана по всей системе телеграмма об организации стрижки грив и хвостов у лошадей. Правда, там указывалось о добровольности этого мероприятия, но указания об ударности этой работы и о суровой ответственности за ее выполнение закрывали добровольность, и стрижку хвостов начали проводить всюду.

При подворной разверстке утильсырья в Кзыл-Ординском окр. бедняки принуждены были сдавать кошмы своих кибиток и т.д. Бывший в К.-Ординском окр. на обследовании т. Сарсеков пишет: «По сбору утильсырья допускалось безобразное головотяпство, особенно в Аккермирском р. Во-первых, составляли подворный план и доводили до двора батрака и бедняка. По доведенному плану каждый гражданин, хотя бы и батрак, и бедняк, должен был в течение 5 суток выполнить план. Под угрозой арестов, конфискации заставили (в ряде аулов) убивать собак, ишака и верблюда и сдать их кости. Местами заставляли отпиливать рога скота и отрезать гривы у лошадей. Забирали кошму, веревку (аркан) и другие виды домашнего имущества. Во-вторых, не уплачивалось ни одной копейки за сданный утиль»

Комиссия: Асылбеков, Жаднин, Альшанский, Авилов, Арыкова, Раздобреев



ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 744. Л. 570–576. Копия.

Tags: Антибольшевизм, Архивное, Большевицкие мифы - в урну, Гражданская война продолжается, Документы, Нацибольшевизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments