slovo13 Словохотов Андрей (slovo13) wrote,
slovo13 Словохотов Андрей
slovo13

НАЗАД К БЕСПАМЯТСТВУ

Источник - http://beloedelo.ru/actual/actual/?87

18 мая 2013 года на «Русской народной линии» была републикована дискуссионная заметка Владимира Солоухина, предметом которой ещё в перестройку стала тема памятника жертвам сталинских репрессий. В своём тексте Солоухин ставил неудобные вопросы деятелям нарождающегося «Мемориала» и объяснял причины своего отказа подписаться «за» поставление монумента. Главным мотивом отказа стала для писателя привязка гипотетического памятника к шумно означенной, но ему лично показавшейся произвольной исторической отметке – 1937-му году. В глазах Солоухина не только один этот год, но и никакой вообще хронологический момент большевицкого лихолетья, взятый отдельно от всех остальных, не мог сделаться эталонным замером революционной трагедии. Своей статьёй Солоухин подводил читателя к мысли, что вся система, запущенная большевиками, держалась гнётом репрессивной силы и что задолго до сталинского утверждения на властном олимпе она принесла Русской Земле невиданное кровопролитие и изничтожение лучших сил.

В ту пору одной из иллюзий, разоблачённой Солоухиным, являлось представление, что сталинизм – единственное чёрное, но уже почти смытое пятно советской истории. Общество сохраняло к репрессиям избирательное отношение. Даже на исходе 80-х ленинский террор против «врагов революции» ещё принимался сознанием, выпестованным в ленинизме, как правомерный и допустимый. И Сталина, развязавшего террор против «врагов народа», в том числе против революционно-партийной когорты, винили прежде всего в разрушении ленинского дела. Солоухин же написал, что максимально разрушительно было само это дело.

Солоухин вовсе не собирался заниматься сбиванием верхнего слоя советского айсберга. Этим верхним слоем послесталинская бюрократия и провозгласила сталинизм, который она отдала пострадавшим на откуп, удобно сохранив для себя и руководящие кресла, и исторический статус-кво. Солоухин же подчёркивал, что свести большевицкие преступления к сталинизму, открестившись от него привычной партийной самокритикой, есть фальшивая перекидка идеологического отступного.

Для Солоухина, как для русского патриота, было ясно: преступен не один сталинизм, а 1937-й год вовсе не начальная точка большевицкого разорения. Не какой-то из этапов большевизма, но большевизм целиком и полностью, настаивал Солоухин, должен быть подвержен историческому и нравственному пересмотру.

«Вся наша земля – единый мемориал», – излагал своё вúдение плачевных итогов большевизма Владимир Алексеевич, иначе выражая то, что онемляюще звучало в его знаменитых стихах: «Россия – могила братская, рядами, по одному…», «Россия – одна могила без края и без конца».

Солоухин говорил в своей статье об общей повинности целых поколений, отданной революционному угару. Из мемуаров Надежды Мандельштам он приводил слова об «антропофагской психике», повязавшей делателей революции и её попутчиков, далеко не многими осознанной впоследствии как коллективный соблазн и грех.

Солоухин указывал на алгоритм самопожирания, который был положен в основу репрессивной партийной машины. Большевицкая «модель» превращала в гниль и мусор даже самых искренних, самых верных своих служителей, упрочивших безупречный идеализм собственного коммунистического дела потоками струящейся под ним крови.

Думается, что редакция «Русской народной линии» внесла в свою красную палитру этот неожиданный антисоветский контраст оттого, что, привыкнув мыслить идеологически зауженно, прочла в статье Солоухина слишком мало. РНЛ, кажется, поняла её как банальное опровержение стереотипа о тридцать седьмом годе, выставленного в перестройку (да ещё и раньше) вершиной всех исторических неправд «лучшего в мире» общества.

РНЛ также, вероятно, захотела ввести покойного Солоухина в ряд своих единомышленников, представив его статью как критическую по отношению к критике сталинизма. От внимания сталинистов, скорее всего, ушло то, что Солоухин в своей статье бил под корень всю коммунистическую систему.

В наш день солоухинская статья поражает не жуткостями материала, а спецификой восприятия этих жуткостей. Написано Солоухиным, что революционные казни были поставлены на поток и что революционеры палачествовали, расстреливая – по Бунину – «над клозетной чашкой». Нет! – говорят в ответ: расстрелы, бессудные убийства, глумления и издевательства – это что! – а вот вы возьмите советское образование и здравоохранение.

Судя по читательским отзывам на статью, сочувствия к безвинным жертвам проявлено в них на тысячную долю – зато благородное негодование к расстрелянным расстрельщикам, сменившим своих истязаемых в «большом пасьянсе» сталинских «чисток», – стопроцентно. Где уместно воспеть «седохом и плакахом» – не слыхать ни одной восскорбляющей ноты. Там лишь предлагают (священник Илья Мотыка) поисториософствовать на тему, отчего народ пошёл не за белыми, а за красными.

Форумчане РНЛ приводят выдержки из глубокомысленных писаний (Александр Раков), в которых ни фразой не говорится о вакханалии российского большевизма, однако государству Израиль ставятся на вид гулаговские заправилы Берман и Френкель, а учинённое Свердловым расказачивание настоятельно рекомендуется изучать в еврейских школах. Свой грех глаза не застит, и ни слова не обронено о кульбитах нынешнего российского образования, внедряющего в школы опусы об «эффективном менеджере» и возлагающего на ученические парты тетрадки, у которых обложки декорированы сталинскими портретами. Обязанность памяти – это не для нас: помнить всё, в том числе наших тухачевских и уборевичей, должны одни евреи.

Коммунистическая идеология легко мутировала нынче в плюрализм исторических мифов о русском коммунизме. В этом своём качестве она продолжает умножать ряды своих доверителей. Стало быть, как написанное Солоухиным, так и сделанное «Мемориалом» грозит сегодня обратиться празднословием и тщетой, если мы, зная уже достаточно о почти вековом нашем несчастье, всё равно скажем своё «да» большевицкой тирании. Хотя бы постфактум.

Быть может, курс перестройки, который вело извивчиво-осторожное реформаторское крыло номенклатуры, и не ставил искренней целью реальное просвещение народа (а имел цели чисто политические). И всё же нравственной силы «человеческих документов», растабуированных перестройкой, публицистики того же Солоухина, казалось, хватит сполна для уяснения смысла всего с нами происшедшего. И он крылся, конечно, не в официально обнародованных подсчётах горбачёвского архивиста Земскова.

Только вот уверенность в безвозвратно-окончательном развенчании сталинизма, как убеждаемся мы лишь теперь, была очередной иллюзией всё той же перестройки. А за оправданием Сталина как по цепочке тянется сейчас оправдание всего «красного века» – не в его достижениях (достижения присущи любой эпохе), но в его преступлениях. Так мы на всех парусах идём к тому, что по существу противоположно чаяниям и максималистично настроенного Владимира Солоухина, и раскритикованного им первого «Мемориала». К восстановлению отречённого беспамятства.





Виктор Владимирович Грановский

кандидат философских наук
Tags: Гражданская война продолжается, Наши проекты, Читайте-думайте
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments