Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Патриарший хор РПЦ МП поет гимн СССР

Оригинал взят у archiv в Патриарший хор РПЦ МП поет гимн СССР




Исполняет Патриарший Хор РПЦ МП под управлением Владимира Комарова.
Партия органа Александр Гедике. Исполнение 1948 г.


Дмитрий Темкин...

Оригинал взят у av_klement в Дмитрий Темкин...

Смотрю американский фильм 1952-го года "Ровно в полдень" (из "списка Спилберга"), и вдруг...переводчик говорит:"композитор Дмитрий Тёмкин"...
заинтересовало - явно из России...полез в инет: точно...!



"Дмитрий Зиновьевич Тёмкин (англ. Dimitri Tiomkin; 10 мая 1894, Кременчуг Полтавской губернии — 11 ноября 1979, Лондон) - американский композитор российского происхождения, внёс большой вклад в развитие жанра киномузыки, четырёхкратный обладатель премии Оскар." читать полностью>>
занятная судьба...!

Светлые души физиков-химиков-лириков

Оригинал взят у natalvital в Светлые души физиков-химиков-лириков
Вчера была на весенних посиделках Клуба авторской песни "Белый Ворон", председатель которого Эльшад Теляшев, доктор технических наук, профессор, директор ГУП "Институт нефтехимпереработки РБ", советник президента РБ.
Не ожидала, что Эльшад Гумерович сам будет петь и играть на гитаре. Позднее я обязательно выставлю видео и фото с этих посиделок.
А пока послушайте Владимира Колесникова - его творчество неизменно вызывает восторг души и заставляет забыть обо всем на свете (из сольного концерта 14 февряля 2013 г).

очень нравится эта песня, "Над Уфой" называется


Посвящается всем нашим - черниковским


у человека всегда есть потребность радоваться - несмотря ни на что


это было недавно, это было давно. и практически у всех.

Федеральный список экстремистских материалов

1232. Текст песни группы «Коловрат» под названием «Красный террор», автором и исполнителем которой является Герасимов Денис Андреевич (решение Коминтерновского районного суда города Воронежа от 16.02.2012);

Думаю никому не составит труда найти текст этой песни. Я не поклонник этой группы, но в тексте этой песни я не нашёл экстремистских высказываний, зато нашёл строки о красном терроре, машине репрессий ГУЛАГа, жертвах сталинских репрессий и о бессмертном русском народе.

Ну и ещё, об этом, оказывается, не все знают:

865. Лозунг «Православие или смерть!», размещенный в Интернет-ресурсе www.russiansymbol.ru (решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 21.12.2010).

Прощания славянок

Оригинал взят у white_reggae в Прощания славянок
Этот год богат на юбилеи. Один из них -- столетие марша "Прощание славянки"

На фото автор Василий Агапкин.

Есть сайт, посвященный этом событию, называется ни много ни мало "Марш тысячелетия

Исходный марш был чисто инструментальным, но уже через несколько лет - во время Первой мировой, а затем Гражданской войны - появилось сразу несколько текстов, все со стороны белогвардейцев. Один из первых вариантов песни со словами: песня добровольцев Студенческого батальона (современное хоровое исполнение)

Listen or download Прощание славянки for free on Prostopleer


В советское время марш долгое время официально не исполнялся, из-за своей белогвардейской истории. Однако в народе мелодия была так популярна, что под конец Великой отечественной она всё-таки пробилась на сцену. Первая советская запись марша, 1944 г. (без слов):



С тех пор он был принят в качестве советского военного (молчаливого) марша. В 1960-х появился текст, написанный Александром Галичем. Он абсолютно нейтрален (хотя в строчке "уходили мы в бой и в изгнание с этим маршем на пыльных губах" есть намек, который, как то было модно в те времена, каждый мог наполнить любым содержимым). Исполнялось это в рамках КСП.



В 90-е народ разгулялся. Возникли как крайне советские тексты, так и крайне антисоветские, в общем, кажется, люди написали то, что давным-давно должно было быть написано, да стеснялось. Вот самая популярная из новых версий:

"Встань за веру, Русская земля!" слова: А. Мингалёв (1990-е)



Collapse )

Россия вчера и позавчера: Женский взгляд.

Россия вчера и позавчера: Женский взгляд.
Опубликовано 31.01.2012 23:00

Роман Елены Колмовской "Симфония гибели" рассказывает судьбе белого офицера, пытающегося в 1927 году проникнуть через границу в СССР.

Иван Толстой:
В московском издательстве "Спутник" вышел роман Елены Колмовской "Симфония гибели". Роман о белой эмиграции. Читатель уже привык к белогвардейским мемуарам, документам по истории Гражданской войны, историческим исследованиям, но теперь перед нами книга, вдохновленная чтением всего перечисленного, чтением и переживанием. Так в детстве, начитавшись Луи Буссенара, Хаггарта и Майн Рида, сочиняют собственные экзотические приключения. Но то в детстве и все больше мальчишки. А тут белым офицерством вдохновлена современная москвичка.
Действие разворачивается в 1927 году. В маленькой финской гостинице неподалеку от советской границы проводит бессонную ночь выпускник Московской консерватории, поручик Добровольческой армии Андрей Корсун. Наутро ему предстоит нелегально перейти границу. Даже странно, что на эту тему не написано десятка романов, и Елена Колмовская первой в сегодняшней России берется за эту целину. И вот в эту ночь герой книги задумывается о военном и мирном прошлом – о встречах, скитаниях, о годах эмиграции, о гибели братьев, о судьбах близких и любимых людей. Поручик Корсун обладает необычным свойством – люди вызывают у него музыкальные ассоциации, он слышит их "темы", и круговерть событий и образов звучит в нем бесконечной мелодией памяти. Последние слова принадлежат самой писательнице.

​​
"Поручик Корсун задернул шторы, и плохонький номер пристанционной финской гостиницы, казалось, потонул в молочно-белесом тумане. Поручик недовольно поморщился: ветошь, а не шторы; слишком светло — уснуть будет трудно. Он несколько раз прошелся от окна к двери и назад, неизвестно зачем отсчитывая шаги, - шесть в одну сторону, шесть в другую, - и непроизвольно определив тактовый размер своего движения как три четверти, по одной восьмой на каждый шаг. В который раз проходя мимо продавленного, с засаленной плюшевой обивкой, кресла, вроде бы, впервые заметил его — сел, достал портсигар, закурил. Но через минуту, оттолкнувшись от подлокотников, резко поднялся — будто пружина разогнулась — и опять зашагал взад-вперед, с папиросой в руке.
Завтра, завтра... Не можешь сказать себе: "завтра все решится", потому что граница — только начало, а впереди - тревожный зыбкий путь через леса и болотца, мимо ветхих и нищих русских деревень. Кабы так! Нет, не русских — советских, враждебных, куда и сунуться нельзя. Долгий, с настороженной волчьей оглядкой, путь к Петрограду. И в конце его — главная цель — акция.
А потом? Удастся ли вернуться?
Потом — уже неважно.
Насчет Белецкого можно быть совершенно спокойным: этот, пожалуй, надежней самого поручика Корсуна будет. Изуродованное дитя войны, опьяненное и отравленное ею на всю жизнь; солдат с тринадцати лет — ни отрочества, ни юности; убивать научился много раньше, чем поцеловал женщину. Да и целовал ли? Взгляд — суровый, истовый. Похож на воина-монаха. Его-то, по-хорошему, и следовало назначить старшим: но распорядились - по чину и возрасту... И вышло — поручику Корсуну.
А вот за Бориса боязно. Здоровенный вихрастый гимназический хулиган, а губы — пухлые, детские. Не хотелось брать его: смерти не видел — так, фантазии одни. Начитался Фенимора Купера, небось, следопыта сыграть вздумал; не понимает даже, до чего опасна его игра. За ним приглядывать; поручить это Белецкому.
Да, завтра вот в это же самое время, то есть в десять тридцать вечера, они втроем — Борис Громов, Владимир Белецкий и он, поручик Корсун, - верно, уже подойдут к советской границе.
Пережить эту ночь — длинную, белую... Вероятно, бессонную.
Двухэтажное серое здание гостиницы задрожало — прошел поездной состав. В вечерней тишине маленького городка еще долго слышался постепенно затихающий ритмичный стук колес, пока не канул, наконец, в туманную влажную глубь перелесков.
Когда-то, подростком, он так любил "железнодорожный ритм", обещавший бесконечный простор, незнакомые города, новые встречи... Неожиданность, счастье...
Давно утраченные ощущения. Воспоминание о них отозвалось беспокойством, да смутной тупой тоской.
"Утраченные иллюзии... Н-да... иллюзии... Терпеть не могу Бальзака".
Поручик вновь опустился в кресло, закрыл глаза. Мысли — неотступные, и все по кругу, по кругу: не подведет ли Борис, надежен ли проводник, верно ли выбран в Петрограде объект для акции. В сущности, тревожиться об этом без толку — все равно решение, принятое "наверху", не изменишь.
Не в первый раз он задавал себе неприятный вопрос: допустим, акция пройдет успешно — а только так и надо настраиваться — каковы могут быть последствия? Размышлять на эту тему было неразумно, ибо колебаться поздно, и все же...
На риск наплевать — его жизнь с некоторых пор так пуста и бессмысленна, что держаться за нее нет никаких причин, и коль скоро представился случай отдать ее с пользой, отдать на благое дело — тем лучше. Но вот — благое ли? Успех их маленькой боевой группы не повлечет за собой там новых бед для невинных людей?
Моральная сторона самой акции не вызывала сомнений. Те поставили себя за грань человеческого, а значит, законы нравственности к ним не применимы. Но акция — он никогда бы не озвучил такую крамольную мысль при начальстве - ведь это в какой-то мере жест бессилия и отчаяния. Разве можно этого не видеть?
Вредные мысли, совсем не нужные сейчас.
Он закурил новую папиросу, глянул на циферблат: одиннадцать. За окнами и не думало смеркаться; сквозь шторы сочился все такой же приглушенный, жидкий и унылый дневной свет — от него обшарпанный номер смотрелся особенно неуютным. Поручик потянулся к тумбочке, включил настольную лампу — ему казалось: вечернее освещение успокоит натянутые нервы. Он вслушивался в себя: нет, страха не было - только нетерпеливое напряжение, как перед боем. Или перед свиданием.
Шесть лет, семь месяцев и тринадцать дней... Ровно столько прошло с тех пор, как он покинул Россию — и вот, завтра снова ступит на родную землю. Не с победоносной армией, как грезилось — и верилось! - когда-то, но "аки тать в нощи". Что ж, путь даже и так. Вновь увидеть клочья утреннего тумана над темной гладью озер, вновь пробираться через густую чащу, отыскивая поросшую травой и оттого еле различимую лесную тропу, вновь дышать неповторимо-родным воздухом, в котором смешались запахи молодой листвы, хвои, сырых пней, влажного мха".

Collapse )

Отрывок из рассказа П. Северного "Гимн"

...
В семнадцатом году, пробираясь из Москвы, я застрял в Екатеринбурге. В сочельник меня, как пианиста, вызвали в областной совет и, не спросив моего согласия, объявили, что я должен вечером выступать в театре на концерте для солдат. Я наивно пробовал протестовать, но, услышав резкий приказ, молча кивнул головой в знак согласия.
В этот момент в кабинет вошла молодая женщина в сопровождении солдата. Меня поразила красота её лица. В Poссии так много красивых женщин, но она была красива особенно. В лице прекрасны были глаза. Черты лица говорили о присутствии в ней татарской крови. Я слышал её тягучую речь: "Я играть не буду, сегодня сочельник и я хочу провести его в кругу семьи". Комиссар, несколько минут тому назад говоривший со мной, резко оборвал её: „Вы должны понять, что мы не спрашиваем вашего согласия, а приказываем вам". Я не слышал её ответа, вышел... стало противно от сознания своей беспомощности…
Наступил вечер. Пошёл снег, и к девяти часам разыгралась метель. С трудом, замёрзший, я добрался до театра… Он оказался до отказа набитым солдатами и теми, кого волна революции подняла на свой гребень. В огромном зале стоял невообразимый шум, и он заставлял особенно ясно сознавать свою ничтожность среди толпы. Моё выступление было во втором отделении, я пробрался в зал и забился в угол около сцены. Collapse )
Северный, П. Гимн : [рассказ] // Чёрные лебеди / Павел Северный. – Тяньцзин, 1941. – С. 18-26.

Рассказ предоставлен к.и.н. Черниковой Л. П.

Сергей и Марина Круль



Это мой земляк и я горжусь что живу в одном городе с ним!

Для уфимцев:
Приглашаю всех на концерт, который состоится в органном зале Башгосфилармонии в Рождество 7 января в пятницу в 19-00 час. Справки по тел. 250-77-42. Жду!

Ваш Сергей Круль