Category: армия

С. Г. ШУШПАНОВ "ЗАБЫТАЯ ДИВИЗИЯ"



Уважаемые друзья!

Наконец на этой неделе запускается в печать книги С. Г. ШУШПАНОВА "ЗАБЫТАЯ ДИВИЗИЯ".

Книга вышла в 2011 году в Уфе небольшим тиражом. Автор планировал переиздать книгу с дополнениями, но ранняя кончина помешала ему это сделать.

Аннотация:
"Книга основана на ранее не публиковавшихся документах и воспоминаниях людей, волей судьбы оказавшихся «по другую сторону баррикад» в братоубийственной гражданской войне — представителей белой эмиграции.
Хронологически исследование охватывает в основном период с весны 1918 года по осень 1922-го, то есть, с начала гражданской войны на Южном Урале и Поволжье до ее завершения на Дальнем Востоке. Значительная часть повествования приходится на события, связанные с нашим краем — тогдашней Уфимской губернией. Причем историю белого движения в Башкирии автор отслеживает как бы глазами солдат и офицеров 4-й Уфимской стрелковой дивизии, считавшейся в Русской армии адмирала Александра Колчака одним из наиболее стойких соединений. В советской России история этой дивизии была под строжайшим запретом, а имена служивших в ней наших земляков были преданы забвению."

248 стр., 13 карт

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
Из истории Уфимского гарнизона
Глава 1
Сформированная в боях
Глава 2
Весна надежд
Глава 3
Перелом
Глава 4
Горе побеждённым
Глава 5
Ледовая эпопея
Глава 6
В Забайкалье у Семёнова
Глава 7
Последний поход
Эпилог

По вопросам предварительного заказа писать slovo1@ufanet.ru с темой "Забытая дивизия"
Стоимость книги - 500 руб плюс почтовые расходы.

Хочу, чтобы мне подавали руку

Источник - https://www.svoboda.org/a/28830800.html


Петербургский историк, кандидат исторических наук, сотрудник мемориально-просветительского историко-культурного центра "Белое дело" Кирилл Александров лишен степени доктора наук.


Кирилл Александров и его кот Маннергейм


https://soundcloud.com/radio-svoboda/ya-khochu-chtoby-mne-podavali-ruku

– Что было предметом вашего исследования?

– Моя диссертация посвящена профессиональной группе – офицерским кадрам войск "Комитета освобождения народов России". У нас часто путают Русскую освободительную армию и власовскую армию. На самом деле никакой власовской армии до конца осени 1944 года не существовало – только отдельные русские подразделения, частично интегрированные в состав германских вооруженных сил. Власов получил возможность создать свою армию только 14 ноября 1944 года, и создателем ее был не он, а его начальник штаба и заместитель по военным делам генерал-майор Федор Трухин, потомственный дворянин, бывший прапорщик императорской армии, в годы Гражданской войны – военспец, беспартийный генерал-майор Красной армии. Как личность он интереснее Власова – в силу воспитания, образования, свойственной ему рефлексии и прочего.

Трухин и ближайший круг его офицеров и приступили к созданию армии. В ней был свой офицерский корпус – вот я и хотел понять, сколько их было, как они туда попадали, какая у них была служба в Красной армии, какова была доля русских эмигрантов, белогвардейцев и их детей – а она была велика: например, из 35 генералов власовской армии 18 – участники белого движения. Среди подполковников, полковников и войсковых старшин было больше четверти бывших белых офицеров. Из 51 командира 28 были бывшие белые.

И все же главную роль играли советские граждане, в основном бывшие кадровые командиры Красной армии. Моя задача была установить круг этих людей, проанализировать их биографии, посмотреть, какие у них были награды, кто был участником военных преступлений на оккупированных территориях. Ну, и надо было понять, что с ними произошло, ведь после капитуляции Германии офицерский корпус власовской армии никуда не делся. Он существовал еще и в американской оккупационной зоне, долгое время сохранялись такие крупные формирования, как Русский корпус полковника Анатолия Рогожина.

– И каков же ваш главный вывод?

– Я установил численность офицерского корпуса, установил влияние бывших белых офицеров и их детей, установил, что круг мотивов, по которым люди туда попадали, был самым широким, об этом и шла речь на защите. Нельзя свести все к тому, что вот – все приспособленцы, или все – противники Сталина, или все стали его противниками в плену. Нет, есть разные судьбы и разные мотивации. Целый ряд власовских командиров в 1941–42 годах активно сражались в рядах Красной армии. Например, гвардии майор Вячеслав Артемьев был командиром гвардейского кавалерийского полка, посмертно награжден орденом. Были у Власова двое или трое летчиков – героев Советского Союза. А были и перебежчики, сознательно перешедшие на сторону противника, такие как генерал-майор Михаил Шаповалов и майор Иван Кононов. Были в армии Власова приспособленцы, которые просто хотели выжить, а были обиженные советской властью, репрессированные до войны, но в целом доля репрессированных до войны генералов и офицеров была очень невелика – думаю, процентов 10–15. Так что главный мой вывод состоит в том, что мотивация попадания офицеров во власовскую армию была многофакторной.

Это, кстати, вызвало самую горячую дискуссию и политические обвинения. Но я не вижу тут никакого криминала. Основная часть офицеров власовской армии принадлежала к тем социальным группам, которые в 20–30-е годы подвергались особым репрессиям. Это, в первую очередь, выходцы из крестьян. Например, Сергей Буниченко, бывший полковник Красной армии, генерал-майор, повешенный вместе с Власовым, чья дивизия оказала неоценимую поддержку повстанцам в Праге, – он был исключен из партии до войны за критику коллективизации и колхозного строя, и таких примеров можно привести много.

Кроме того, были выходцы из непролетарских социальных групп – бывшие купцы, дворяне, дети духовенства. На этом основании я сделал вывод, что сам факт существования офицерского корпуса власовской армии по персональному составу можно рассматривать как социальный протест против сталинской репрессивной политики.

– Это, наверное, больше всего возмутило ваших противников?

– Да, хотя я не вижу тут ничего страшного. Таких примеров много – в годы Первой мировой войны десятки тысяч военнослужащих австро-венгерской императорской армии, дававших присягу своему императору, переходили на сторону русской армии в знак протеста против национальной политики Австро-Венгрии. Государственная измена остается государственной изменой, но задача историка – констатировать факты, а не давать морально-нравственные оценки – об этом тоже говорили на защите. С какими бы оценками ни подходить к моим персонажам: гнусные предатели, беззаветные патриоты, несчастные люди, жертвы исторических обстоятельств, – это никак не влияет на содержание моей диссертации и на те выводы, к которым я пришел.

– А чего от вас ждали – подтверждения советской концепции, что все власовцы – собаки и предатели?

– Да, что это кучка пьяниц и дебоширов, изменников родины, за миску супа пошедших служить нацистам. Но ведь мы знаем роман Аркадия Васильева о Власове, написанный в 70-е годы: "В час дня, Ваше превосходительство", и есть намного меньше известная его статья в журнале "Вопросы литературы", где он пишет, что предательство Власова – это логическое продолжение Ярославского восстания 1918 года, Кронштадтского восстания 1921 года, это все звенья одной цепи – российской контрреволюции. Даже тогда было понятно, что дело не в кучке предателей, пьяниц и дебоширов.
Мне удалось оживить эту проблему; в 90-е годы, когда я начал ею заниматься, это было серое пятно, ни с какими именами оно не ассоциировалось, а ведь там были люди, их семьи, поступки, грехи, жизненный путь. Меня спрашивали, в чем польза от моей работы. А мне удалось помочь некоторым родственникам найти сведения об их дедушках и прадедушках, о которых они по 50–60 лет ничего не знали, и этот человеческий, гуманитарный аспект для меня очень важен. Сейчас для нас вообще важна тема человека на войне, и в отношении армии Власова этой темой никто не занимался.

– Были ли какие-то открытия: факты, судьбы, поразившие вас во время работы?

– За 25 лет такого было очень много. В одном американском архиве я нашел уникальные документы – подробные списки офицеров и рядовых власовской армии, находившихся в американском плену. И там есть первичные установочные сведения, то есть можно искать документы в других архивах. Для меня это было открытие. Несколько лет назад я опубликовал документ о том, как немцами был пленен генерал-лейтенант Власов. Этот немецкий отчет я нашел в Гуверовском архиве Стэнфордского университета, из него ясно, что Власов никогда сам в плен не сдавался, а был выдан русскими крестьянами, получившими за это вознаграждение.

– То есть его сдали свои же?

– Да, он попал в плен, будучи лояльным к советской власти. А в плену с ним разговаривал и убеждал его русский немец, уроженец Риги, проведший молодость в Петербурге, участник Первой мировой войны, а потом белого движения, капитан Северо-западной армии, а потом вермахта Вильфрид Штрик-Штрикфельдт. Без него, наверное, вообще не было бы никакого власовского движения. И я нашел подлинный приказ за подписью Юденича о производстве Штрик-Штрикфельдта в капитаны за отличия по службе. Мне помогали десятки людей, это был уникальный человеческий, а не только научный процесс.

– Какие судьбы вас особенно тронули?

– Есть два человека, судьба которых меня очень занимает. Один из них – майор Иван Теников, татарин по национальности, родом из Бийска. В 1942 году он служил в 337-м истребительном авиационном полку, в 287-й истребительной авиационной дивизии 8-й воздушной армии. 15 сентября 1942 года Теников таранил над Сталинградом немецкий "мессершмитт 110". Он его сбил и выбросился с парашютом, то есть совершил настоящий подвиг. Через год он был сбит в воздушном бою, попал в плен, а в 1944 году под влиянием власовской пропаганды подал рапорт в РОА, потом служил во власовской армии в чине майора. Правда, по состоянию здоровья после ранения летать он уже не мог.

И потом он исчез. Его считали погибшим, он упоминается в советских книжках 70-х годов – воздушный таран, Сталинградская битва. За свой таран он должен был получить как минимум орден, а то и героя Советского Союза, но его наградной карточки нет. И куда его перевели, тоже непонятно, где он провел целый год. Сведений о том, что он был заочно приговорен к какому-то наказанию, нет, как и отметок о возвращении в Советский Союз и судимости. Я предполагаю, что ему удалось остаться на Западе, по неким косвенным данным, он мог оказаться в Канаде, где после войны было много власовцев. Но это только предположение.

Еще один интересный персонаж – полковник власовской авиации Александр Ванюшин. В его карточке написано, что он был осужден военным трибуналом и казнен, так и я думал до 2010-го или 2011 года, а на самом деле его нелегально вывезла из Европы в США американская разведка, он там сменил фамилию и прожил довольно долго.

Еще одна уникальная личность – майор Борис Пивенштейн, который участвовал в спасении челюскинцев, за что получил орден, а в 1943 году был сбит и попал в плен к немцам. Как еврей он был обречен, но его вытащили из плена, и после войны он тоже исчез. Есть оперативные данные МГБ, что в 1952 году он выехал из американской оккупационной зоны Германии на Запад, и есть совсем уж экзотическая версия о том, что в 1956 году он участвовал в войне на стороне Израиля в качестве летчика израильских ВВС. Но я подчеркиваю, что это непроверенная информация.

Я уже упоминал Кононова – это единственный генерал-майор власовской армии из числа советских граждан, который избежал репатриации, все остальные генералы, советские граждане, были выданы, расстреляны или повешены. Кононову удалось спрятаться, и в 1950 году он приехал в Австралию. Кроме ордена Красной Звезды за финскую войну у него еще около 15 наград вермахта, это совершенно неуемная личность. В 1950 году он предлагал правительству Австралии сформировать русский полк и отправить его в Корею воевать на стороне сил ОНН. Австралийцы, наверное, испугались таких предложений, а Кононов, наверное, без проблем набрал бы две тысячи человек, так что потом можно было бы делать блокбастер на этой основе. Но его идею не поддержали. Он умер в 1967-м в Австралии от разрыва сердца.

Какой-то части власовских офицеров разными путями удалось спастись. Там была трагическая история. Человек, командовавший кадрами власовской армии в американском плену, – это был участник Первой мировой, кавалер ордена Святой Анны за храбрость, штабс-капитан старой русской армии, потом полковник Красной армии Михаил Меандров, сын московского священника, репрессированного большевиками. Даже американцы в Баварии говорили им: разбегайтесь! А Меандров считал – нет, мы офицеры, мы не можем бежать, не можем бросать солдат, мы не просто пленные, мы – политическая оппозиция Сталину, американцы обязательно дадут нам политическое убежище. Там был запутанный скрининг, просеивание, анкетирование, и какой-то части действительно удалось спастись. Но в целом все кончилось плохо: большую часть этих людей зимой 1946 года выдали, хотя какая-то часть все же сбежала и оказалась в США, Канаде, Южной Америке, Австралии. Сейчас, по моим подсчетам, в мире осталось еще пять-шесть живых офицеров власовской армии.

-– Кирилл, вы собираетесь дальше заниматься этой темой?

– У меня широкий круг интересов, я занимаюсь первой половиной ХХ века, но все равно все, что связано историей власовской армии, останется для меня важнейшей темой, а что касается отдаленных планов, то я хотел бы написать историю всего власовского движения как социально-политического явления. База у меня есть, но надо еще поработать в архивах. В США мне удалось познакомиться с документами на эту тему, которые еще никто не видел.

– Как вы считаете, настанут времена, когда вам вернут, по всей видимости, несправедливо отнятую у вас ученую степень?

– Дело не в моей степени, а том, чтобы ученые в России могли спокойно работать, не завися ни от каких политических обстоятельств, ни от какого давления. Оценки и выводы могут быть любые, главное, чтобы к науке не примешивалась политика. Если бы я написал то, что от меня ждали, я, наверное, был бы уже профессором, академиком, кем угодно, но у меня нет цели стать доктором исторических наук такой ценой. Для меня было очень важно, что те люди, которые со мной спорили, поддерживали меня, были включены в процесс обсуждения моей работы, подавали мне руку. Так вот, я хочу, чтобы все они продолжали подавать мне ее и дальше, – сказал в интервью Радио Свобода историк Кирилл Александров.



Как власовцы Прагу освобождали

Оригинал взят у beloedelo_spb в Как власовцы Прагу освобождали


В столице Чехии прошла реконструкция одного из эпизодов Пражского восстания в мае 1945 года. В ней приняли участие реконструкторы в форме солдат РОА. Фото: Владимир Поморцев.

Смотреть фотогалерею

ЖЕНЩИНЫ -ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ РОССИЙСКОЙ АРМИИ 1914-1917 ГГ. Вл.Пархоменко, г. Николаев, Украина

Оригинал взят у borisovdimitry в ЖЕНЩИНЫ -ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ РОССИЙСКОЙ АРМИИ 1914-1917 ГГ. Вл.Пархоменко, г. Николаев, Украина
Владислав Пархоменко, предоставил мне возможность опубликовать  свою статью до её публикации в интернете. В полном варианте это здесь невозможно, и даже в сокращенном. Поэтому приведу некоторые выдержки из статьи, а у кого статья вызовет интерес, то её можно будет прочитать в электронном виде в журнале«Воєнна історія» 2013, № 4-6, с. 94-100. Г. Киев.

Collapse )
С Уважением, Дм. Борисов

Сообщение от К. М. Александрова в связи с вопросами электронного журнала «Перекличка».

К. М. Александров попросил меня разместить этот ответ у меня и в "Перекличке" так называемого Ивановского "РОВСа", что я и делаю.

Сожалею, что редакция «Переклички» снова продемонстрировала свой вопиющий дилетантизм, историческую безграмотность и полемическую бесплодность. Стремительность, с которой «Перекличка» дискредитирует сама себя, и свой маргинальный кружок, производит грустное впечатление.

Очевидно, что Игорь Борисович Иванов в своем интервью оболгал — и поручика В. В. Гранитова, и чинов Русского Корпуса, и белых воинов в целом, сочинив всякие небылицы об их отношении к генерал-лейтенанту А. А. Власову. Подобные мифы сегодня весьма выгодны национал-большевикам, сменовеховцам, сталинистам всех мастей, ненавидящим все российское антибольшевицкое сопротивление, начиная с крестьянских антиколхозных восстаний. Конечно, не стоит идеализировать отношения между белыми воинами и власовцами во время войны и после 1945 года в эмиграции, но они точно не были такими, какими их описал И. Б. Иванов. И слова самого Гранитова свидетельствуют ровно о противоположном.

Не будь этой лжи — по поводу Власова, Русского Корпуса — не было бы и моего интервью сайту центра «Белое Дело». Поэтому в продолжение темы И. Б. Иванову сначала следовало бы извиниться за свои инсинуации и фальсификацию истории РОВС периода Второй мировой войны. Или — за своё невежество в данных вопросах. Это было бы честно и порядочно.

Но вместо Иванова с извинениями, на сцене «Переклички» возник безымянный автор, который решил продемонстрировать свое «знакомство» с моими первыми исследованиями по истории антисталинского протеста, опубликованными более 10 лет назад. Он занялся обычной демагогией — привел верные цитаты, сказал правду, но, как это часто бывает — не всю правду.

В первом издании справочника «Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А. А. Власова 1944–1945» 2001 года, работа над которым шла в конце 1990-х годов, действительно указано, что Власов участвовал в боях на Южном фронте против войск Русской армии генерала П. Н. Врангеля осенью 1920 года. Это версия из официальных учетных документов Главного управления кадров Наркомата Обороны. Однако любой студент исторического факультета знает, что биографика постоянно совершенствуется и уточняется. Пять лет назад, в 2009 году в свет вышло второе издание справочника, исправленное и дополненное — настоящая формулировка означает, что автор исправил, дополнил и уточнил сведения, содержавшиеся в первом издании. Как и сказано было в интервью для сайта центра «Белое Дело», пока нет никаких достоверных сведений о том, что Власов в октябре — ноябре 1920 года участвовал в боях против войск Русской армии. На Южный фронт по окончании командных курсов Власов прибыл очень поздно. Поэтому во втором издании справочника, в отличие от первого, на с. 254 после слов об участии Власова в боях на Южном фронте стоит вопросительный знак, а на с. 297–298 в примечаниях этот вопрос обсуждается более подробно. Также этот вопрос в 2010 году разбирался на страницах книги «Мифы о генерале Власова» (с. 60-61).

Итак, у нас действительно пока нет бесспорных оснований утверждать, что Власов, прибывший на Южный фронт в октябре 1920 года, участвовал в боях с частями Русской армии. Так что тезис И. Б. Иванова, утверждавшего, что Власов с 1919 (!) года сражался против Врангеля по-прежнему остается лживым, а цитирование устаревшего издания справочника 2001 года, после того, как несколько лет назад увидели свет другие мои работы на эту тему, включая исправленное второе издание справочника, свидетельствует лишь о лукавстве и дилетантизме безымянного автора «Переклички».

Что же касается пространной цитаты из сборника статей 2003 года «Против Сталина» о трудностях психологической совместимости бывших красных и белых в рядах власовской армии, то и она приводится верно. Но опять мы сталкиваемся с лукавством.

Во-первых, цитата из статьи не противоречит тексту интервью для сайта центра «Белое Дело» и тем новым фактам, которые были сообщены читателям. Если многие власовцы относились к белым прохладно, о чем идет речь в цитате, то это совершенно не значит, что белые относились к Власову и власовцам плохо. В огороде бузина, а в Киеве дядька. Поэтому непонятно, зачем вообще она была приведена в "Перекличке". Во-вторых, сборник «Против Сталина» был переиздан 3 раза тиражами по 4-5 тыс. в 2005 году, и процитированная статья тоже опубликована почти 10 лет назад в другой редакции, и заканчивалась она так:

«Вклад непримирившихся участников Белого движения и их детей в развитие антисталинского протеста оказался все равно весьма значителен. Столь однозначный вывод не могут дезавуировать ни хаотичный характер использования эмиграции, ни эпизодичность служебных усилий тех или иных лиц, о которых упомянул автор. Упорное стремление многих белогвардейцев попасть в Вооруженные Силы КОНР, несмотря на настороженность и прохладное отношение к ним со стороны «подсоветских» людей, деятельная служба на ответственных должностях таких офицеров, как А.П. Альбов, А.Д. Архипов, Л.И. Байдак, Г.П. Герсдорф, Б.Е. Климович, К.Г. Кромиади, В.Н. Новиков, И.К. Сахаров, И.С. Свищов, М.В. Тарновский, С.К. Шебалин, Н.А. Шоколи и других, постепенно создавали основу для психологического примирения бывших белых и красных в рядах общей армии.

Это примирение должно было состояться не столько на почве совместного отрицания травмировавшего Россию зла, сколько на постепенном приобщении бывших «подсоветских» людей к незамутненной культурно-патриотической традиции, носителями которой все годы изгнания оставалась белая военная эмиграция. Конечно, для этого требовалось несопоставимо больше времени, чем его оказалось в исторической действительности на рубеже 1944–1945 гг. Но конкретные факты массового участия русских белых эмигрантов в антисталинском протесте 1939–1945 гг. отчетливо указывают на подобную перспективу».

Таким образом, обвинения в мой адрес в «клевете» со стороны безымянного автора «Переклички», который цитировал мои старые публикации, в то время как они давно вышли в свет в новой редакции, в исправленном и дополненном виде — некрасивое и мелкое жульничество. Общеизвестный факт — в дискуссии обсуждается обновленная, исправленная и дополненная версия исторического труда, а не старая. Тем более, что и последние издания двух книг, о которых шла речь, вышли в свет достаточно давно и все, для кого они представляли интерес, с настоящими изданиями познакомились.

Что же касается обвинений меня в попытках «очернить» И. Б. Иванова, то с грустью вынужден заметить: за последние пять-шесть лет господин Иванов настолько сам себя очернил, что даже заклятым врагам не нужно прикладывать для этого каких-либо усилий. Мифическую «работу» чернить тем более трудно, так как ведение заурядного блога в Живом журнале «полезной деятельностью» назвать не могу. Ну а считать «работой» преступные действия, попадающие под статью 208-2 Уголовного кодекса РФ, могут только люди, потерявшие и здравый смысл, и разум. Советую Игорю Борисовичу Иванову прекратить соблазнять своих немногих читателей и не выступать по тем историческим вопросам, в которых он некомпетентен — тем самым он не будет создавать поводов для критических выступлений со стороны оппонентов. От души желаю ему перестать быть фантазером и стать реалистом. Ведь любая фальшь и фикция, увы, сегодня очевидно бросаются в глаза.

Украина в программе государственного строительства П. Врангеля - 1

Статья ставшая для меня иницатором поиска полного исследования здесь - http://zarenreich.com/general-vrangel-i-ukrainskie-natsionalisty-kak-pravil-no-vy-birat-soyuznikov/ она представляет собой сокращённый вариант исследования.

"Генерал Врангель и украинские националисты: как правильно выбирать союзников":

Наша организация (Б.А.Р.С. прим. С.А.) с самого начала противостояния в Украине заявила о своей приверженности идее Третьего Пути — позиции нейтралитета и отказа от поддержки какой-либо из сторон конфликта.
Третий путь в своем положительном контексте, согласно политической программе Балтийского Авангарда Русского Сопротивления (Б.А.Р.С.) — это путь верности древнему национальному идеалу Святой Руси, святоотеческому учению о православном самодержавии и Основным Законам Российской Империи.
Мы поддерживаем всякую силу, на деле доказавшую свою непримиримость к коммунизму и готовность бороться с советским государством, его наследниками, его артефактами и его вольными или невольными сторонниками.
В данный момент мы не видим в Украине политических сил, соответствующих нашим требованиям к возможным союзникам.
При этом Балтийский Авангард Русского Сопротивления (Б.А.Р.С.) призывает своих сторонников воздержаться от соблазна поддерживать травлю украинских националистов людьми советского духа.
Необходимо всегда помнить, кто на самом деле является нашим первейшим врагом и куда должны быть направлены наши помыслы, чтобы борьба наша не была тщетной, а затраченные усилия не на пошли на пользу ненавистникам национальной России.
Поэтому ниже мы приводим цитаты двух доблестных Белых воинов — генерала Врангеля и поручика Деспотули.
- Теперь о причинах наших бывших неудач. Причины эти чрезвычайно разнообразны. Резюмируя их, можно сказать, что стратегия была принесена в жертву политике, а политика никуда не годилась. Вместо того, чтобы объединить все силы, поставившие себе целью борьбу с большевизмом и коммуной и проводить одну политику, «русскую» вне всяких партий, проводилась политика «добровольческая», какая то частная политика, руководители которой видели во всем том, что не носило на себе печать «добровольцев» – врагов России. Дрались и с большевиками, дрались и с украинцами и с Грузией, и Азербайджаном, и лишь немногого не хватало, чтобы начать драться с казаками, которые составляли половину нашей армии и кровью своей на полях сражений спаяли связь с регулярными частями. В итоге, провозгласив единую, великую и неделимую Россию, пришли к тому, что разъединили все антибольшевицкие русские силы и разделяли всю Россию на целый ряд враждующих между собой образований.
Генерал П.Н. Врангель, Воспоминания. Т. 2. М., 1992. С. 73-74.
- Украинский народ сам решит свою судьбу. Я докажу это украинскому народу не на словах, а на деле, можете от моего имени сказать украинскому крестьянину.
Генерал П.Н. Врангель, Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины (ЦГАВОВУУ). Ф. 1078. Оп. 2. Д. 131. Л. 5 об.
- Белая идея – пламенная и христиански чистая – была предана тылом, опоганившим мечту и обокравшим героев фронта. Ведь не только красные полки заставили студентов, офицеров, солдат и повстанцев уйти в изгнание. Представители старшего поколения, прихлебатели Белого движения, провоцировали войну в тылу. Трагический опыт «карательных экспедиций» против кавказцев, украинцев – у всех еще в памяти. Кто, как не Троцкий с Лениным выиграли в этой бессмысленной борьбе?
Поручик В.М. Деспотули, редактор газеты «Новое Слово», 1934 год.
Наша организация следует курсу Белых вождей, и ведет бескомпромиссную борьбу с большевиками, перестроившимися под «демократов», и в этой борьбе самое главное — правильно расставить приоритеты. А на практике это означает — не верить в возможность преображения богоборческой власти во власть «благожелательную к русским» и не искать врагов там, где их нет.
Напомним несколько важных фактов из истории Белой борьбы, относящихся к украинскому вопросу.
К весне 1920 года, после успешной защиты Крыма силами корпуса Слащёва, основной тактической задачей Русской Армии генерала Врангеля был выход из Крыма и прорыв в Северную Таврию, где Врангель планировал пополнить запасы продовольствия и соединиться с частями войск главы Директории Украинской Народной Республики Симона Петлюры, с которым Командующий Русской Армией вёл переговоры.
Своим приказом в 1920 году генерал Врангель приравнял украинский язык к русскому в правах на подконтрольных ему территориях. Украинским националистам-повстанцам Врангель предоставил 15 пулеметов, 400 винтовок, 1 млн патронов.
Отношение к украинцам, по сравнению с временами деникинского руководства Белой борьбой на Юге России, изменилось очень сильно, местами кардинально. «Изменники», «предатели», «авантюристы», как определялись борцы за независимость Украины в деникинский период, в белом Крыму генерала Врангеля стали именоваться «братьями», «украинцами». Вместо юридического запрещения употребления слова «Украина» и доминирования «Малороссия», «Юго-Западный край», в 1920 году топографическая дискриминация на официальном уровне прекратилась. На полуострове свободно действовали украинские объединения.
Примечательно «Воззвание главнокомандующего к украинцам», которое Врангель опубликовал 12 августа 1920 года. Врангель не стал апеллировать к общему прошлому двух народов и обвинять украинское движение в раскольничестве и измене. Он признавал право бороться за «родную Украину» и не противопоставлял ее «единой России». Барон делал ударение на наличии общего врага и целей: борьбы «за счастье, свободу и величие родины» против «врагов, попирающих веру, народность и достояние». «В нашем единении — наше спасение», — указывал Врангель.
Все украинские националисты были освобождены из тюрем и от ответственности за государственную измену, а более известных украинских вождей приглашали в Штаб Врангеля, где им предлагали и средства и оружие, чтобы они приняли активное участие в борьбе против коммунистов.
Таким образом, Белая Армия имеет почти столетнюю историю союзнических отношений с украинскими националистами.
Тех, кто сегодня отрицает это и продолжает наступать на одни и те же грабли, и следовать пагубной политике генерала Деникина, история, очевидно, ничему не научила.
Мы обращаемся не к советским людям, зараженным бациллами большевицкого безбожно-имперского мышления, на примитивном «патриотизме» которых играют сегодня кремлёвские плутократы, а к тем настоящим Русским, кому дороги не географическая карта и не народ как этнографическая масса, а подлинная Святая Русь и Русский народ-богоносец.
Будут ли украинские националисты нашими союзниками в дальнейшем — покажет время. Это напрямую зависит от их готовности продолжать борьбу против московских наследников дела Ленина-Сталина совместно с русскими националистами.
В заключение, приведём авторитетное мнение русского генерал-майора Эрнеста Георгиевича фон Валя:
- Итак, рассуждая без предвзятости, мы приходим к заключению, что столкновение между советами и Польшей, неизбежное по причинам польского «всё или ничего» и ряду других, о которых здесь не место говорить, должно окончиться возникновением независимой Украины. Образование этого независимого государства выгодно для соседей. Оно, вероятно, в короткое время достигнет значительной мощи, в виду буржуазных инстинктов украинцев. Соседство с советами не может быть украинцам по вкусу. Тогда настанет час для русских националистов. Они смогут применить свои силы к созданию таких же легионов, как создал Пилсудский на австрийской территории с негласного согласия австрийского правительства.
Учитывая неизбежность вышеизложенных событий – будь то в близком или далеком будущем, – можно настойчиво советовать национально-мыслящим русским изменить заблаговременно свое предвзятое отношение к Украине и искать сближения с её сознательными силами. Для сего в первую очередь придётся отказаться от идеологии Каткова и Самарина и уверить окраины, что им от национальной России в будущем не грозит никакая опасность и что националистам нужно лишь освобождение от большевиков, одинаково опасных для всех угнетенных ими национальностей на территории бывшей русской империи. Лозунг «свобода всем национальностям» – могучее оружие против лозунга «безграничной личной свободы», а тем более против «полного личного порабощения большевиками».
Генерал Эрнест Георгиевич фон Валь, «Как Пилсудский погубил Деникина» (Таллин, 1938 год), с. 21-22.

В следующем посте, для тех кто захочет прочитать само исследование, опубликована его полная версия.

ОСОБЫЙ МАНЬЧЖУРСКИЙ ОТРЯД АТАМАНА Г.М. СЕМЕНОВА

Оригинал взят у beloedelo_spb в ОСОБЫЙ МАНЬЧЖУРСКИЙ ОТРЯД АТАМАНА Г.М. СЕМЕНОВА
ОСОБЫЙ МАНЬЧЖУРСКИЙ ОТРЯД АТАМАНА Г.М. СЕМЕНОВА

А.И.Дерябин

09-03_Фото

Автор выражает глубокую признательность Н.А. Кузнецову и A.M. Рудиченко за предоставление ряда архивных документов для написания данной статьи, а также искренне благодарит М.С. Селиванова за возможность публикации фотографий нарукавных нашивок из своего собрания.

1. История

В июне 1917 г. в Забайкалье в качестве комиссара Временного правительства по формированию частей из казаков и бурят прибыл есаул Г.М. Семенов. К середине ноября ему удалось сформировать Монголо-Бурятский конный полк, который после боев с местными большевиками отступил в Манчжурию. Здесь его остатки пополнились забайкальскими казаками и 300 сербскими добровольцами. Это позволило 10 января 1918 г., кроме существовавшего тогда конного полка, начать формирование пешего Семеновского полка и 2-х орудийной батареи, которые вошли в Особый Маньчжурский отряд (ОМО).1 К апрелю 1918 г. в ОМО входили: Монголо-Бурятский конный полк, 2 полка монголов-харачен, 1-й Семеновский и 1-й Маньчжурский пешие полки, 2 офицерские роты, 2 роты сербов (затем реорганизованы в Отдельный конный дивизион), тяжелая и 2 полевые батареи и батареи французских горных орудий (всего 14 орудий), дивизион бронепоездов (4), а также батальон японских добровольцев.2 К июлю ОМО состоял из 2 вышеуказанных пеших, 1-го Монголо-Бурятского и 2-го Даурского конных, Ургинского отряда, артдивизиона (3 батареи), инженерной и автомобильной рот.3 1 сентября был сформирован 3-й Даурский конный полк (вскоре ставший Хамарским), вошедший в тогда же созданную на ст. Даурия Отдельную конную Туземную бригаду (в ней имелась и артбатарея) ОМО, командиром которой назначен генерал-майор барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг.
В октябре ОМО был включен в состав формировавшегося в Забайкалье 5-го Приамурского отдельного армейского корпуса Отдельной Восточно-Сибирской армии. В соответствии с этим 11 октября Туземная бригада была развернута в Отдельную Туземную (с 19 октября - Инородческую) конную дивизию, с 14 ноября вошедшую в формировавшуюся в Восточной Сибири Восточный отдельный казачий корпус (в него входили также Забайкальская казачья дивизия, Амурская и Уссурийская казачьи бригады). 8 декабря дивизия была включена в состав Туземного конного корпуса (вместе с формировавшейся Бурятской конной дивизией). В состав Отдельной Восточно-Сибирской армии входили также 1-й Восточно-Сибирский (Забайкальская казачья дивизия, Амурская и Уссурийская казачьи бригады) и 5-й Приамурский отдельный армейский (8-я Читинская стрелковая дивизия и ОМО) корпуса.
Collapse )