Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Борьба нанайских мальчиков...

Администрация Главы Республики Башкортостан разберётся с незаконным увольнением сотрудницы Администрации Главы Республики Башкортостан и накажет Администрацию Главы Республики Башкортостан за незаконное увольнение Администрацией Главы Республики Башкортостан сотрудницы Главы Администрации Республики Башкортостан...

Уволить бы этого спичрайтера, который пишет для, сами знаете кого...

"Дорогие друзья! Все проходит, и это пройдет. Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги её терзали, и половцы, – со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную. Вместе мы все преодолеем". (c) В.В. Путин, 2020.04.08.

"Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь…" (с) Ф.Н. Плевако

Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох

Главе Карелии Парфенчикову А.О.

В Генеральную Прокуратуру РФ

Петиция составлена группой волонтеров при карельском мемориале Сандармох.

Мы требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох и отправить в отставку министра культуры Республики Карелия А.Н. Лесонена и начальника Управления по охране объектов культурного наследия Республики Карелия Ю.Б. Алипову.

Со вчерашнего дня (12 августа) на территории мемориального кладбища жертв политических репрессий «Сандармох» работает экспедиция РВИО. Вчера пресс-служба РВИО сообщила о поднятых останках двух человек. Сегодня (13 августа) на территории захоронения вскрыты еще не менее четырех расстрельных ям, подняты останки нескольких человек.

Фото- и видеофиксация работ практически не ведется. Заявленных в пресс-релизе археологов на раскопах нет. РВИО инсценирует археологические исследования, в реальности останки жертв Большого террора подвергаются надругательству. А само кладбище - уничтожению и множественным повреждениям объекта культурного наследия.

Мемориальный комплекс «Сандармох» является объектом культурного наследия, включенным в ЕГРН под № 101510346000005 как памятник истории регионального значения «Место захоронения жертв политических репрессий».

Юридически все работы на данном объекте урегулированы ст. 36 федерального закона 73-ФЗ «Об охране наследия». В частности, п. 2 этой статьи предписывает, что изыскательские, проектные, земляные, строительные, мелиоративные, хозяйственные и иные работы могут проводиться на объектах культурного наследия только при условии реализации в ходе таких работ обязательных разделов об обеспечении сохранности указанных объектов культурного наследия в проектах проведения таких работ или проектов обеспечения сохранности указанных объектов культурного наследия либо плана проведения спасательных археологических полевых работ, включающих оценку воздействия проводимых работ на указанные объекты культурного наследия. Иными словами, речь идет о необходимости проекта производства этих работ, включающего соответствующий раздел и оценку влияния работ на объект наследия. Ст. 30, 31 и 32 федерального закона 73-ФЗ предполагают, что вышеуказанные разделы, как и остальная проектная документация должны пройти государственную историко-культурную экспертизу и получить положительное заключение эксперта, чтобы, в свою очередь, получить согласование регионального органа охраны наследия. Заключение историко-культурной экспертизы подлежит обязательному размещению региональным органом охраны объектов культурного наследия на официальном сайте указанного органа охраны объектов культурного наследия в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". На сайте Управления по охране объектов культурного наследия Республики Карелия Акт ГИКЭ экспертное заключение, касающееся вышеуказанных работ, не вывешивалось.

Данные действия представителей РВИО, а также представителей органов власти, оказавших им административное содействие, незаконны и содержат состав преступлений, предусмотренных ст. 243 УК РФ (повреждение объектов культурного наследия) и 244 УК РФ (надругательство над телами умерших и местами их захоронений).

Родственники похороненных в Сандармохе людей неоднократно высказывались против проведения там незаконных раскопок. Свое отрицательное отношение к осквернению могил Сандармоха высказали также многие историки, представители СПЧ.

Мы требуем немедленно остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища и отправить в отставку лиц, виновных в санкционировании этих раскопок.


Подписать можно здесь - http://chng.it/kymHpXg2Vj

Самая главная тайна нашего государства - места расстрелов и фамилии палачей

Источник - https://www.svoboda.org/a/28937647.html

"Папа расстроен, что не делает ничего полезного"



Во вторник в Петрозаводске продолжится слушание дела известного историка и исследователя Юрия Дмитриева. Сам Дмитриев уже год сидит в СИЗО. "Больше всего он жалеет о том, что не дописал книгу о спецпереселенцах в Карелии, – говорит его дочь Екатерина Клодт. – Все осталось в компьютере, который изъяли при аресте. Папа вообще сильно расстроен, что ничего сейчас не делает полезного, не ездит на раскопки, никого не ищет".

Юрия Дмитриева обвиняют по статье об "изготовлении фотографий порнографического характера" за снимки приемной дочери. Сам историк утверждает, что он фотографировал девочку для наблюдения за ее физическим развитием и отчетов перед органами опеки. Правозащитный центр "Мемориал" признал Дмитриева политзаключенным.​

Юрий Дмитриев – признанный специалист по истории мест захоронений жертв сталинского террора в Карелии. Он лично нашел несколько таких мест и с тех пор занимается пополнением Книг памяти жертв политических репрессий. Но чтобы оценить масштаб его работы, надо понимать, как трудно вообще идет поиск всего, что было связано с расстрелами. И что органы "внутренней безопасности", как бы они ни назывались, меньше всего хотели (и хотят до сих пор), чтобы убитые ими люди, тысячами свезенные в лес и закопанные, как безымянный мусор, были найдены и названы поименно. Да и палачи тоже.

– К сожалению, в природе нет документа, озаглавленного "Места захоронений расстрелянных", да еще с координатами, – говорит Ирина Флиге, директор Научно-информационного центра "Мемориал". – Да и не было никогда. Я – руководитель и автор проекта "Некрополь террора", и с 2004 года мы в петербургском "Мемориале" составляем реестр мест массовых захоронений жертв террора – и расстрельных, и лагерных кладбищ, и кладбищ депортированных и сосланных. И вот места расстрелов и захоронений всегда были самой охраняемой ГПУ-НКВД-КГБ тайной. Но современники событий, местные жители так или иначе что-то об этих местах знали, видели, слышали. И когда в конце 1980-х был частично открыт доступ в архивы НКВД-КГБ, то туда пошли массовые запросы о месте захоронения расстрелянных родственников. И все получали стандартный ответ, что в архиве КГБ, а потом и ФСБ этих сведений не имеется: "арестован в Ленинграде, расстрелян в Москве, в Новосибирске…" или просто "о месте захоронения сведений не имеем".

Ирина Флиге говорит, что, действительно, скорее всего, в архиве ФСБ нет прямых данных. Однако места расстрелов можно найти по совокупности разных архивных документов, в основном, относящихся к хозяйственной деятельности: это могут быть наряды на транспорт и на горючее до определенного пункта, графики работы шоферов, рапорты о происшествиях и даже доносы. Но именно эти бумаги сегодня абсолютно недоступны для исследователей.

– Допуск к этим документам закрыт полностью, мол, "это ведомственные документы, которые не касаются жертв террора". Однако никаких ведомственных интересов по сокрытию даже части документов тут быть не может. ГПУ-НКВД-КГБ – это преступная организация, которая осуществляла убийства, и все их делопроизводство – это вещественные доказательства преступлений и документы, по которым можно восстановить судьбы жертв. А наследником этих преступных организаций стала следующая преступная организация – ФСБ. Поэтому она в лучшем виде продолжает эту традицию – сохранения тайны смерти своих жертв. Для них охрана улик – это гарантия того, что их потомки будут так же скрывать их собственные преступные тайны…

Тем не менее, большинство мест массовых захоронений, несмотря на все усилия их скрыть, было найдено. Сегодня на территории России их известно более 130.

– В большинстве случаев там невозможно определить ни точные границы захоронений, ни число захороненных там людей, ни их имена, – говорит Флиге. – И в чем отличие карельского Сандормоха – там известно все: и точные границы, и все расстрельные ямы, и мы знаем, что там лежат жертвы Большого террора – 6241 заключенный Белбалтлага и Соловков, а также жители Карелии.

А благодаря Юрию Дмитриеву мы знаем их поименно.

"Я ничего не видел, я стоял в яме и стрелял"

– Обнаружение места захоронений в окрестностях Сандормоха связано с поисками "большого Соловецкого этапа" – людей, вывезенных с Соловков в октябре 1937 и бесследно исчезнувших, – продолжает Ирина Флиге. – Это был долгий поиск, но к середине 90-х общими усилиями были установлено, что первая партия приговоренных – 1111 человек – была вывезена с островов капитаном Матвеевым в район ж/д станции Медгора, и там они были расстреляны. А дальше – тупик. И тут вышла книжка бывшего полковника КГБ Лукина с поэтическим названием "На палачах крови нет". Там было несколько биографических очерков о палачах, и один из них был посвящен Матвееву. Заинтересовали два факта: о награждении его за исполнение задания осенью 1937 года и то, что он был сам арестован, приговорен к 10 годам и освобожден досрочно.

В книге приводились цитаты из документов личного дела Матвеева. Вениамин Иофе и Ирина Флиге попытались получить в архиве УФСБ доступ к этим документам, и не сразу, но это удалось: им разрешили посмотреть его уголовное дело. Арестован Матвеев был в связке с двумя исполнителями казней в Медвежьегорске. Их обвиняли в издевательстве над заключенным (это были внутренние какие-то разборки, уверена Флиге), и оба дали показания, что это не они такие зверства придумали, а приезжал из Ленинграда капитан Матвеев, и он их всему обучил. И из показаний Матвеева стало известно, что практически весь "соловецкий этап" он убил сам.

– На вопрос "видел ли он, как конвоир избивает заключенного", Матвеев ответил, что он этого видеть не мог, потому что стоял в яме. Он там стрелял, и ему сталкивали следующего. А он же и раньше писал рапорты, что "условия работы негодные", что высока "угроза расконспирирования" и так далее. И вот и на допросах он детально объяснял, что у него не было другого выхода, как разработать некую… технологию с применением "обездвиживания". Заключенных он расстреливал 27 октября, а потом 1, 2, 3 и 4 ноября. И в первый день, объясняет он, ему не хватало машин, конвойной команды, он загрузил больше, чем по его норме полагается, и была попытка побега. И тогда он взял паузу, чтобы разработать некий порядок. Его погрузочная норма была 16 человек, связанных попарно.

Женщин возили на отдельной машине, на легковой. Раздевали людей до белья еще в изоляторе, было "помещение для связывания рук" и "помещение для связывания ног". А "для обездвиживания" по его заказу была изготовлена дубина – булава с тонкой ручкой. Когда людей привозили на расстрел, ямы уже были готовы. После того, как одна наполнялась до определенного уровня, в некоторых ямах это порядка 40 тел, эта же команда ее закапывала. А Матвеев переходил в следующую. За одну ночь он убивал до 250 человек.

Место расстрела в материалах допроса не было названо ни разу – инстинкт все скрывать срабатывал. Но в одном из рапортов он говорит "19 км от СИЗО", а в другом – что машина сломалась под деревней Пиндуши. Все, можно было искать.

А в Карелии в те годы так же по архивам шел поиск мест захоронений расстрелянных жителей Карелии и заключенных Белбалтлага. Занимались этим Иван Чухин, основатель петрозаводского "Мемориала" и историк и правозащитник Юрий Дмитриева. Они тоже неоднократно встречали в расстрельных актах указание на место расстрела – "Медгора". Была организовала совместная экспедиция, и хотя ее рассчитывали чуть не на месяц, благодаря интуиции Юрия Дмитриева место расстрела нашли в первый же день (в том же году он нашел и место расстрелов в Красном Бору).

Впоследствии именно усилиями и волей Дмитриева тут было организовано мемориальное кладбище. А затем, после кропотливой работы в архивах, им была издана книга "Место расстрела – Сандармох", где были поименно названы все убитые.

"Эти ямы – они всюду, всюду"

На поиски Юрий Дмитриев взял свою 12-летнюю дочь Катю. Она говорит, что для нее это была обычная папина работа: раскопки, черепа, в том числе – с пулевым отверстием.

– В тот день мы долго ходили со взрослыми по лесу. И такой был лес странный – там не было птиц, –​ вспоминает дочь Дмитриева Екатерина Клодт. –​Потом папа мне показывает: вот яма. А там просто выемка неглубокая в земле. Но когда я пригляделась, эти ямы были всюду, всюду. Солдаты начали раскапывать, и я видела, как им становилось плохо.

Ям было 236.

– Папа всегда был сторонником того, чтобы лес остался нетронутым: никакого асфальта. Чтобы все было так, как было тогда, когда их везли расстреливать. И для него сохранение имен - дело жизни. Заключается оно в том, чтобы родственники знали, где их предки, и куда они могут приехать. Я видела, как приезжали дети убитых, уже бабушки и дедушки, как они плакали. И они благодарили отца за такую возможность – поплакать на могиле… Я ему уже много раз говорила: "Хватит, прекращай!" Все-таки седьмой десяток. Он настолько отдает всего себя этому, что спит по паре часов. Мне на него тяжело смотреть. Я не помню, когда он высыпался. А он в ответ: "Нет, надо".

Екатерина говорит, что детей в Сандармох уже приезжает мало. А вот молодежи – все больше,теперь стали приезжать правнуки. Одна из таких правнучек – Ольга Дианова.

– Моя бабушка Елизавета жила с отцом и мачехой в карельской деревне Конец-Ковдозеро, – рассказывает Ольга. – С семи лет она уже была в няньках и кухарках. Но после того как отца забрали, мачеха отдала троих его дочерей в детдом. Три сестры попали в разные детдома, старшая после войны нашлась в Мурманске, а младшая – нет. Как ее отец погиб, бабушка не знала и никогда не говорила на эту тему.

С 1990-х годов бабушка стала получать надбавку к пенсии как дочь репрессированного, а архивы открыли. Ольга как раз окончила Историко-архивный институт, и стала понимать, как можно найти прадеда.

– Я наудачу ввела его имя и фамилию – Мефодий Канноев – в поисковик. И оказалось, что единственное совпадение – запись на сайте "Возвращенные имена" о расстрелянном в 1937 году на ст. Медвежьегорск Канноеве Мефодии. Ошибки быть не могло.

Ольга написала в Национальный архив Республики Карелия, где восстанавливают сведения о родословной по метрическим книгам, но они рекомендовали обратиться в архив УФСБ РФ. Тогда она написала Анатолию Разумову, руководителю центра "Возвращенные имен". Он дал телефон Юрия Дмитриева, они созвонились, и так Ольга приехала в Сандармох. Это было летом 2015 года.

– Мне Сандармох увиделся таким вечным Днем поминовения. В какой-то момент просто теряешься в этом сумрачном лесу, проваливаешься во мхи, и он тебя как будто поглощает вместе с умершими… – рассказывает Ольга. – Юрий Алексеевич сам предложил мне помощь в поиске по собранной им базе. Мы поехали к нему домой, и он мне распечатал лист с именами всех арестованных и расстрелянных из той деревни. Меня поразила аскетическая обстановка его жилища и абсолютное презрение к бытовому комфорту. И видно было, как дети включены в его жизнь, как интересовались тем, что он делает. Я тогда подумала, сколько энергии в этом человеке, и что Наташа – его родная дочка, а не приемная, было у них общее выражение решимости в лице. Потом Юрий Алексеевич по-джентельменски обязал своего внука Даника меня проводить, и тот по дороге еще много про жизнь и дедушку рассказывал. Я так и поняла, что дело Юрия Алексеевича будет продолжаться. Сейчас у меня есть его книга "Их помнит родина" с перечнем имен всех расстрелянных карел. Да ему за одну эту книгу памятник ставить надо.

Стал "человеком мира"

Уголовное дело против Юрия Дмитриева было возбуждено по анонимному доносу после того, как кто-то побывал в его квартире, вскрыл компьютер и выкрал так называемый "дневник здоровья" его приемной дочери Наташи, в котором было 140 фотографий. Обвинили его по четырем статьям: две по развратным действиям, одна – изготовление порнографических материалов с использованием несовершеннолетней и одна за хранение оружия.

Экспертиза, проведенная ООО "Федеральный центр социокультурных экспертиз", признала девять из 140 снимков порнографическими, специалисты, назвали ее "юмористическим документом". Экспертизу опротестовали, и суд назначил вторую экспертизу, итог которой, по видимому, и будет во вторник представлен суду. По словам адвоката Виктора Ануфриева, "по предварительным данным она очень объемна".

– В уголовном деле есть 11 заключений специалистов – сексологов, искусствоведов, культорологов, что фотографии не являются порнографическими, – говорит адвокат Виктор Ануфриев. – Кроме того, к нему приобщены две экспертизы, признавшие, что Дмитриев не имеет психических отклонений, в том числе и в сексуальном смысле. И что приемная дочь тоже не имеет отклонений психики, что исключает в прошлом какие-либо преступные, в плане обвинения, действия со стороны Дмитриева. Чего нам удалось добиться за это время? Во-первых, до сих пор нет обвинительного приговора. И это результат, который сторона обвинения не могла предполагать, так как они хотели рассмотреть это дело за две-три недели еще в мае. Эта задержка привела к тому, что Юрий Дмитриев стал "человеком мира", его судьба интересна как неравнодушным людям в России, так и далеко за ее пределами. И это тоже результат. Потому как, в сложившейсяситуации, когда правосудие ориентируется не в полной мере на закон, поддержка со стороны общественности очень важна. В-третьих, на заседании Совета по культуре про дело Дмитриева услышал Владимир Путин. И это внушает надежду, что судебное разбирательство переориентируется на, безусловно, законное рассмотрение его дела.

=================================

Так и всплывают в памяти слова: ЛЮДИ! БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ

Отчаявшийся житель района в Башкирии захватил главу района в заложники



Глава Чишминского района Башкирии Флюр Уразметов вместе с родным братом на несколько часов был взят в плен вооруженным местным жителем. Сотрудники полиции пытаются выставить поступок сельчанина, как разбойное нападение, но все не так просто.

Почти два месяца назад в Чишминском районе Башкирии произошел инцидент, который районные власти и правоохранительные органы пытались скрыть от СМИ всеми способами. Как выяснилось, житель села Чишмы Радик Мухаметзянов, разгневанный тем, что на единственной главной улице села администрация района уже многие годы даже не пытается сделать ремонта, решил самолично разобраться в проблеме. С вопросами он пошел к сельскому главе Ильгизу Уразметову, который «случайно» оказался родным братом руководителя района Флюра Уразметова. А вопросы были конкретные: куда делись 3 млн рублей, выделенные на дороги в Чишмах? Как рассказывают местные жители, они ежегодно по отчетам чиновников видят, как на дорогу выделяются средства.

Видимо в надежде хоть раз получить правдивый ответ от чиновника, Мухаметзянов не придумал ничего лучше, чем взять с собой револьвер и муляж самодельного взрывного устройства. С этим нехитрым арсеналом он взял Ильгиза Уразметова в плен и запер в гараже. А после этого позвонил Флюру Уразметову. Высокопоставленный брат бросился на выручку брату чином поменьше и тоже оказался в гараже.

Далее события развивались, как в большинстве нехитрых боевиках: серьезно настроенный сельчанин спокойно включил видеокамеру и начал своеобразный допрос чиновников. Он припомнил им все грехи и обиды сельчан, сомнительные манипуляции с районной собственностью и отъем паевых земель сельчан. Как сообщили близкие Мухаметзянова порталу proufu.ru, чиновники «поплыли» и рассказали под запись много интересного.

Итогом «допроса» стало требование немедленно привезти в поселок Чимши пропавшие 3 млн. рублей на ремонт дороги, а братьев отпустили восвояси. Пообещав наивному сельскому жителю, что просьбу они исполнят, естественно обратились в полицию. Уже через несколько часов Радик Мухаметзянов был задержан сотрудниками ФСБ.

Поначалу он был доставлен в ЦПЭ МВД по РБ, затем его поместили в СИЗО. Источники портала в силовых структурах утверждают, что дело Мухаметзянова кочует из ведомства в ведомство, браться за такое «скользкое» дело никому не хочется. Сейчас силовики пытаются выдвинуть версию разбойного нападения как основную во избежание скандала и приданию политической окраски произошедшему.

Да и нахождение «признательной» видеозаписи никому неизвестно, а то, что она всплывет в самый «нужный» момент - вызывает опасение. Тогда версия о разбойном нападении рассыплется, как прах.

Что касается самого нападавшего, то, по словам местных жителей и родных мужчины, он всю свою жизнь прожил в Чимшах. Он слесарь-сварщик, у него свое дело, так что мотивов кого-то грабить у него не было, не такой это человек.

«Он уравновешенный и спокойный человек. Видимо, как и многих, довела ситуация в районе. Чишминцев не слышали в Уфе. Митинговали в Москве, а глава района сидит на своем месте. Вот люди и срываются», – рассказал один из местных жителей корреспондентам портала.

Глава Чишминского района Флюр Уразметов занимает должность с 2004 года. И борются с произволом своего руководства местные жители уже не в первый раз. В попытке быть услышанными жители района уже неоднократно проводили митинги, обращались в республиканское правительство, в частности, в Контрольно-счетную палату РБ, с просьбой проверить действия районной администрации. Но реального изменения ситуации не произошло.

Год назад, 19 декабря, шесть жителей района прилетели в Москву, чтобы устроить акцию протеста на Красной площади. Активисты объявили голодовку, пытаясь таким образом добиться отставки главы района Флюра Уразметова. Они жаловались на плохие дороги, перебои с электричеством и водой, отсутствие детсадов, нехватку врачей.

«Дороги в поселке Чишмы и Чишминском районе находятся в плачевном состоянии. В деревнях закрыты школы, нет медработников, не хватает детских дошкольных учреждений, молодые мамы не имеют возможности работать, люди вынуждены уезжать из района в поисках работы. Деревни вымирают», – гласила резолюция. Жители просили обеспечить каждую деревню и село фельдшером, построить и отремонтировать дороги, пустить маршрутные автобусы, открыть школы и детсады.

В администрации главы Чишминского района, узнав о том, что группа активистов района уже стоит со своими требованиями в Москве, ответили, что до районных властей протестующие свои требования не доводили. И добавили, что за те годы, что Флюр Уразметов занимает должность главы Чишминского района, выросло производство зерна, сахарной свеклы, молока, мяса. Выросла также средняя зарплата и бюджет района, удвоилась доля собственных доходов. Школы закрывались по федеральной программе оптимизации, если туда ходили 2-3 ребенка, а детсады вообще не закрывали.

Район, судя по сообщению администрации, процветает настолько, что местные жители видимо просто «с жиру бесятся и развлекаются, как могут», путешествуя по столицам, и обивая пороги госучреждений.

«Развлекались» жители Чишминского района и 27 марта, когда начали очередную голодовку у Дома правительства республики опять же с целью добиться отставки главы района Флюра Уразметова. Но с самого начала все пошло немного иначе, чем было запланировано протестующими и о чем они указывали в своем уведомлении о голодовке, направленном в Правительство Башкирии. Чишминцам не разрешили развернуть лозунги, среди которых были и плакаты с надписями «В отставку главу Чишминского района – Уразметова Ф.З», «Верните нам наши земли», «Долой недобросовестных чиновников аппарата правительства РБ», «Долой Хамитова».

Кроме того, изначально жить участники акции планировали у Дома правительства в палатках. Однако, по словам участницы акции Зульфии Ибрагимовой, им запретили их устанавливать.

Случившееся в Чишмах на этот раз уже не входит ни в какие рамки понимания. Как можно было довести своих односельчан, чтобы нормальный, честный, работяга - мужик решился на захват заложников? И есть ли хоть один чиновник в Башкирии, готовый выслушать, а главное услышать то, что происходит сегодня в районах республики. А если в Башкирии таких нет, то где они в федеральном центре?

источник - https://rb.versia.ru/otchayavshiesya-zhiteli-rajona-v-bashkirii-zaxvatili-glavu-rajona-v-zalozhniki

Ещё один мандатнутый...



Депутат Госдумы от Татарстана Фатих Сибагатуллин пожаловался, что депутатов перестали уважать. По его словам, в последнее время народных избранников «даже ГАИ останавливает». На совещании депутатов Госдумы и членов Совета Федерации по вопросам реализации федеральных целевых программ, которое прошло в Казани, Сибагатуллин рассказал о последней встрече с инспекторами ГИБДД, пишет «Реальное время». «Написано «Госдума», а он ничего не признает — маленький лейтенантик, вот такой шпингалет остановил, заставляет открыть багажник, я говорит, никого не боюсь, в рот смотрит. Водитель, мой помощник, по своей наивности пошёл открывать багажник. Я говорю: «Зачем открываешь? Это же мое личное имущество!» Без суда посягать на личное имущество депутата никто не имеет права, только по решению суда. Потом уехали мы, я сам хотел сесть за руль и уехать», — рассказал Сибагатуллин, добавив, что при предыдущем начальнике УГИБДД МВД по РТ Рифкате Минниханове «такого не было». Председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин на речь депутата ответил лаконично: «Передадим. Я думаю, это исключение».

Источник - https://philologist.livejournal.com/9754973.html

============================
То есть открывать багажники обычных людей это норма, а вот таких-вот, мандатнутых, нельзя - они же люди, а не быдло, которое их избирает. Вообще, почему "этим" можно то, чего нельзя обычным людям, почему с них нельзя спросить за совершенные правонарушения и преступления?

"В этой стране практически ничего изменить нельзя..."

"ХОТИТЕ – СТРОЙТЕ… Я ЖЕ ПОНЯЛ, ЧТО ЭТО БЕСПОЛЕЗНО"

http://www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs/chilkov.htm


Андрей Шилков в 1982 году был приговорен Верховным судом КАССР к 3 годам лагерей строгого режима и 3 годам ссылки. С 1987 года живет (статья 1992 года. С.А.) в Москве, участвовал в выпуске самиздатского журнала "Гласность", работал в редакции газеты "Демократическая Россия", сотрудничал с "Русской мыслью".

В начале декабря А. Шилков приезжал в Петрозаводск. Как выяснилось, он ничего не знал о своей реабилитации: год назад об этом не сообщили ни ему, ни матери в Петрозаводске. Может, так никогда бы и не узнал, если бы не решил покинуть Россию.

– Андрей, почему ты вдруг решил эмигрировать?

– Все случилось не "вдруг". В 1982 году КГБ посоветовал мне воспользоваться имеющимся приглашением из-за границы, но я предпочел арест и суд выезду на Запад.

Через пять лет, освободившись по горбачевской "амнистии", я приехал в Петрозаводск повидаться с матерью. Со мной сразу же пожелал встретиться один из моих следователей – капитан Маркин. Он предложил помочь выехать из страны; КГБ, по его словам, был готов познакомить меня с выездной "невестой". Я отказался. Как понимаешь, в то время не помышлял о выезде.

– А что случилось потом?

Если я тогда верил в реальность перемен, то сегодня – нет. В этой стране практически ничего изменить нельзя, поэтому решил позаботиться о будущем своих детей.

– Что тебя конкретно подвигло к таким мыслям; какие-то личные неудачи, общая атмосфера в стране или что-то иное?

– С личной жизнью у меня все нормально: жена, двое детей, денег хватает…

- Может, тебя раздражает процветание тех, кто и прежние времена был устроен неплохо?

– Меня это мало колышет. Волнует другое. В России никто не хочет не только серьезно работать, но и нормально зарабатывать. У большинства людей есть лишь одно желание: любым способом урвать побольше "бабок", а чем он будет заниматься и за что ему будут платить – неважно. Раньше я был убежден, что Россию можно вытащить из дерьма. Сегодня такой уверенности нет.

– Ты уезжаешь… Можно сказать, что они победили, по крайней мере, тебя?

Да, они победили…

– Почему ты решил уехать именно в Израиль, а не остался, допустим, в Париже, где жил с семьей три месяца?

– Да, я мог там остаться. Мне предлагали в Париже и работу, и жилье. Но дело в том, что моя жена не просто еврейка, она – убежденная сионистка, считающая, что еврей должен жить именно в Израиле. Пусть ему там будет хуже, чем во всем остальном мире, но это – его страна… Я разделяю ее убеждения и даже работаю в сионистской газете "Москва - Иерусалим".

– А ты не думаешь, что россиянин должен жить в России, как бы ни было плохо?

– Я по мировосприятию, видимо, не россиянин. Например, прожив какие-то три дня в Хельсинки, почувствовал, что мне там все близко и очень дорого.

– Не боишься, что в Израиле, где "кругом одни евреи", тебе будет если не скучно, то грустно?

– У меня там очень много друзей, они нам постоянно пишут и звонят. Устроились все по-разному, один мой хороший приятель даже в тюрьму сел. Судя по его интервью израильской русскоязычной газете "Время", наконец-то он всем доволен.

– Чем ты там будешь заниматься, на что жить?

– В свое время я работал в Кижах плотником-реставратором, думаю пойти по этой части. Мой друг в Израиле работает прорабом – обещал место на стройке.

– Как сложилась жизнь у твоих московских товарищей?

– Миша Ривкин, один из тех, с кем я был связан по делу "московских социалистов", учится в Израиле в религиозном университете. Он счастлив, что будет преподавателем Торы. У его подельника Игоря Кондрашова – он попал тогда не в лагерь, а в психушку – развилась мания преследования. Глубоко несчастный человек.

Ты знаешь, что не все причастные к тому делу держались после ареста достойно. Если Михаил Ривкин получил 7 лет лагерей и 5 ссылки, то большинство его подельников, дав "откровенные" показания, вышли после следствия на свободу. Как, например, нынешний лидер Партии труда Борис Кагарлицкий, который сегодня пытается оболгать Михаила Ривкина. Оправдывая свое предательство, он стремится доказать, что в то время нужно было не садиться, а, сохранившись, донести "святую искру" да наших дней… Другой – Паша Кудюкин – стал зам. министра труда в правительстве России. Если после суда над Ривкиным он каялся в своей слабости и не пытался оправдаться, то месяц назад заговорил иначе: "Ну сели, так сели, а я здесь при чем? Мишка – сам дурак, дал бы показания, его бы выпустили…"

– Это, можно сказать, почти твои подельники… А где друзья по зоне?

– Очень многие из тех, на кого можно было положиться, уехали.

– Выходит, что выбившиеся из общей колеи в прежнее время не вписываются и в теперешнюю жизнь.

– Во многом это так. Даже такие бывшие зэки, как Сергей Ковалев и Глеб Якунин, имеющие довольно высокий обшественный статус, своим присутствием в высших структурах власти создают для многих ее представителей неудобства морально-этического плана: мешают без угрызения совести хапать.

– Андрей, тебя в Израиле ждет работа плотника, а что, на твой взгляд, ожидает оставшихся в России?

Ничего хорошего. Страна будет разваливаться дальше, начнется война всех против всех

– Мрачно. Ты не боишься обвинений: мол, сами же развалили все, диссиденты проклятые, а теперь сматываетесь?

– Я это слышу уже второй год. Обычно отвечаю: мы вам помогли разрушить то, что никого не устраивало, а вот строить надо самим. Хотите – стройте… Я же понял, что это бесполезно.

– Далеко не согласен с тобой, но оставим эту тему. Расскажи лучше, что тебе инкриминировали десять лет назад?

– По моему делу было допрошено 93 свидетеля. Обвиняли меня, во-первых, в антисоветской агитации и пропаганде в устной форме: "ругал советскую власть и прославлял капитализм". Второй пункт обвинения – антисоветская агитация в письменной форме. Работая в институте "Севрыбниипроект" оператором на "Эре", я, по определению суда, за год сделал копии с двухсот книг, шесть из них были признаны антисоветскими. В числе таковых: А. Зиновьев "Зияющие высоты". "Лебединый стан" Марины Цветаевой, Дж. Оруэлл "1984", трехтомник О. Мандельштама с предисловием Н. Струве, статьи А. Солженицына… Обвинялся я и по делу "московских социалистов". Перед арестом, скрываясь в Москве, помогал им выпускать журнал "Варианты", для четвертого номера написал статью.

– Ты испытываешь злобу, ненависть или неприязнь к своим бывшим следователям?

– Я приехал попрощаться с городом и людьми, с теми, кого любил и не любил, поэтому настроен несколько благодушно. А вообще, сказать откровенно, злобы у меня никогда особой не было, даже к моему следователю, тогдашнему капитану Десяткову. Помню, говорил он мне: "Андрей Юрьевич, вы так себя ведете, не даете показаний, что я из-за вас даже в баню сходить не могу, времени не хватает". А я ему со злостью в ответ: "Да идите вы, идите в баню – воздух чище будет".

Мне их, кагэбэшников, порой жалко становится. Что они своим внукам рассказывать будут? У меня у самого дед был почетным чекистом Карело-Финской ССР. Если им внуки зададут хоть четверть вопросов, заданных мной деду, убежден, приятно не будет.

– Андрей, одна из целей твоего приезда – получение справки о реабилитации. Зачем она тебе теперь?

– Нужна не реабилитация, а "бабки" – компенсация за отсиженное. В наших кругах считается неприличным просить о чем-то государство. Я чувствую себя в этой ситуации, прямо скажу, не очень хорошо. Но у меня нет денег, чтобы увезти в Израиль книги, кое-что из мебели и вещей. Я оказался в безвыходном положении, а еще год назад считал, что просить – "западло".

– Но ведь существующий закон предусматривает автоматическую реабилитацию всех осужденных по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Ты проконсультировался с кем-нибудь в Москве по этому вопросу?

– Недавно был в московском "Мемориале", где посоветовали для ускорения дела взять адвоката. Обещали дешевого – за 15 тысяч. Они же объяснили, что с прошением о реабилитации следует обратиться туда, где судили. Вот я, предварительно позвонив в Верховный суд Карелии, и приехал в Петрозаводск. Успел побывать в суде, там сказали, что необходимо заплатить 60 рублей за заявление и по 30 рублей за каждую страницу приговора – лишь получив деньги, они начнут рассматривать мое дело… Потом зашел к тебе в "Набат…" и узнал, что я уже год как реабилитирован. Правда, за справкой, выясняется, надо ехать в Москву.

– Подобное отношение властей противоречит букве и духу Закона о реабилитации…

- Тебя еще что-то удивляет, меня – уже нет. Может, теперь стало понятно, почему я уезжаю?

"Набат Северо-Запада" (Петрозаводск),
№ 76(164), 12 декабря 1992 г.

«Белое Дело» установило памятник чинам РИА в Восточной Пруссии

Оригинал взят у beloedelo_spb в «Белое Дело» установило памятник чинам РИА в Восточной Пруссии


26 августа в Озерском районе Калининградской области состоялось открытие мемориального креста на месте захоронения чинов Русской императорской армии, погибших в ходе Первой мировой войны.

Подробнее